вторник, 23 июня 2015 г.

Золото в России может добывать каждый с выгодой для себя и своей семьи

Россия чрезвычайно богата россыпным золотом. Его добывают более 200 лет. Конечно, многие месторождения в России уже отработаны промышленным способом. Но очень много золота осталось в мелких участках, которые не представляют интереса для промышленности. Геологи их называют «проявлениями золота»  (рудопроявления или россыпные проявления). Несмотря на их маленький размер,  содержания в них бывают высокими, поэтому их можно с успехом отработать простейшими способами, используя недорогое или даже самодельное оборудование. Об этом я хочу рассказать. Мне не жалко поделиться опытом, потому что мест для добычи золота на территории России огромное количество.

Поверхность коренных пород, где после промышленной отработки осталось золото


Амурская область. Закрытый еще в середине семидесятых прииск. Все притоки перемыты многократно, начиная с XIX века. Большинство полигонов «выдраны до магмы». Казалось бы, что тут можно найти?

…Начинаю разведку со щеток в русле речки. Мелкие знаки встречаются повсюду. На одном повороте замечаю, что выступающая скала при работе старателей должна была помешать бульдозеру выгрести все пески. Раскатав «болотники», добираюсь вброд до скалы. Разгребаю скребком речник, разбираю плитняк щетки и сразу же видимое золото! Практически в каждой западинке одна-две крупных золотины. Некоторые из них срываются и уносятся течением. Пришлось немало поломать голову, прежде чем удалось придумать способ, позволивший собрать без потерь этот небольшой природный клад. С микроскопического по своей площади участочка собрал около ста граммов.

Якутия. Современный полигон золотодобычи. Артель крупная, с мощной техникой. На некоторых полигонах плотик рыхлый, сложенный из легко-разборных алевролитов. Бульдозерами они снимаются на всю глубину просадки, достигающую трех-четырех метров! Полигоны спланированы как аэродромы. Здесь есть лишь небольшой шанс отыскать недоработки золота на бортах карьеров. Другое дело — участки с твердой коренной породой. На одном из них, сложенном массивными песчаниками, мне повезло. Дождавшись его актировки и завершения добычи, с разрешения главного геолога обследую тщательно каждую западинку и трещину. Результат не разочаровывает. За несколько часов кропотливого поиска с металлодетектором удается собрать грамм 50. Узнав о моей добыче, на полигон срочно направили мощный CAT-10. Опытный бульдозерист, поминая чью-то мать, несколько часов елозил по полигону. Сломав «рыхло», изодрав гусеницы о скалу, он наскреб кубов пятьсот «сухарей». Промывка дала результат — 50 граммов, — прямо как у меня. Полигон окончательно бросили. В дальнейшем этот небольшой участок размером 15 на 70 метров одарил меня еще несколькими сотнями граммов. Чем не «миниэльдорадо»?

А вот другое место, тоже в Якутии. Крутопадающее русло небольшого ручья, местами сужающееся до метра. Никакая техника здесь не пройдет. Склоны осыпаются, водопады и огромные глыбы-чемоданы в несколько тонн не позволяют работать традиционно. Россыпь ложкового типа, очень маленькая с точки зрения современной промышленной добычи. Ручей питается осадками и талыми водами и временами пересыхает. Его отрабатывали ручными инструментами заключенные «Дальстроя», свидетельством чему являются гильзы от ППШ, торчащие из вечной мерзлоты ломы и остатки носилок. Говорят, что здесь зеку за усиленную пайку надо было сдать 50 граммов за день! Видно, место не бедное. Прохожу несколько раз все русло снизу доверху. Должны же быть где-то обогащенные места?! Вот примечательный крутой поворот русла. Поток паводковых вод выбил в скале целую пещеру. Из нее? на выносе — глыбы размером более метра. Расшатываю при помощи шеста и обрушиваю одну из них. В речнике, забитом в щели и промытом в лотке для пробы, несколько хороших знаков. Несколько дней тяжелого труда, и вот награда — западина, просто нашпигованная золотом!

Колыма. Устроившись с трудом геологом-опробщиком, с обещанием шефа разрешить после смены походить в свободном поиске, я рассчитывал получить к основной зарплате весомую прибавку. Двенадцать часов тяжкого труда по систематическому опробованию полигонов для оконтуривания песков практически не оставляли сил. Но старательский азарт и полярная ночь, когда вовсю светит солнце, не давали уснуть. И вот я после ужина прошу горного мастера подкинуть меня до тридцатого полигона. Старый горняк смеется: «Чего ты там потерял? Мы этот полигон еще в прошлом сезоне выскребли как сковородку!». Ладно, поглядим! Полигон действительно выдрали «на совесть». Плотик сложен окисленными легко-разборными алевролитами ржавого цвета. В плотике ни следа «примазки». Неужели ничего для меня не оставили? Внимательно обхожу полигон по кругу, беру пробу с бортов. В одном месте в глаза бросается какое-то несоответствие. Зачистив борт и приглядевшись внимательно, обнаруживаю в трещине скального борта следы аллювия. Углубившись в стену на метр, замечаю, что речник здесь не случаен. Через несколько дней, воспользовавшись случаем, попросил проезжающего мимо бульдозериста, «ковырнуть» отвалом мою «закопушку». Три минуты и бульдозер укатил к месту своей работы. Зачистив, беру пробу скребком. В лотке что-то блеснуло. Так и есть, самородок грамма на два. Сердце забилось учащенно! ЕСТЬ! Оборачиваюсь на звук подъехавшего УАЗика. Вот черт! «Сам» пожаловал, принесла нелегкая его в такой момент! Что делать, показываю промытую пробу. У шефа глаза стали круглыми. Ни хе… себе. По рации вызывает всех. На место съезжается толпа спецов. Шеф орет матом, кто-то оправдывается. Тихо стоя в стороне, понимаю, что местечко мое «тю-тю». Так и случилось. Три дня бульдозеры и экскаватор вскрывали борт. Под обрушившимся в древние времена оползнем открылось старое русло реки. За тысячи лет впадающий с противоположного берега ручей превратил небольшой участок русла в настоящее «эльдорадо». Взяли оттуда дополнительно килограмм пятнадцать. Думал, премия в кармане! Но не тут-то было.

Сделав выводы о степени жадности шефа, ищу новые места. Расспрашиваю местных, где тут у вас «хищники» промышляли, никто не знает? Молчат, хитро улыбаясь. Исходив за месяц не один десяток километров, решил собрать грибов. Найдя несколько подосиновиков, обращаю внимание на высокую террасу с правого борта. Поднимаюсь, продираясь сквозь заросли карликовой березы, и обнаруживаю заросший 10-сантиметровыми в диаметре лиственницами отработанный полигон. Судя по толщине деревьев, отрабатывался лет 40–50 назад, когда тяжелых бульдозеров не было, да и до воды — ох как далеко! Кажется, тут может быть интересно. Через день прихожу с металлодетектором. Облазил, казалось, бы все. Жара под сорок градусов, а я не взял с собой воды. Надо сваливать, видно пусто. Сев передохнуть в тень, замечаю несколько ржавых банок из-под тушенки. Банки старые, годов семидесятых. Тщательно обследовав соседние кусты, обнаруживаю место стоянки «хищников». Гора банок свидетельствует, что ковыряли здесь не один год. Вновь металлодетектором начинаю тщательнейшим образом обследовать окрестности. В одном месте затертые временем следы «закопушек». Неужели и тут ничего? Четкий сигнал прервал мысли и заставил сердце сорваться в галоп. Почти на поверхности самородок грамм на 20! Дальше — больше. После двух часов зачистки от щебня обнажилась западина, забитая речником. Отложив прибор, разбираю скребком и выбираю руками мелкие самородки. Усталость берет свое и я, ощущая приятную тяжесть в кармане, иду на базу.

Три недели хождения в одно место не могли остаться незамеченными. Во избежание неприятностей вынужден выдать свою золотую плантацию. Шеф  берет геолога, и мы втроем на его джипе подъезжаем к подножию террасы…. Через день Каматцу снес начисто весь молодой лес вниз и проложил дорогу. Еще через три недели на полигоне уже стоял прибор и началась промывка. Мне удалось еще несколько раз пробежаться там с металлодетектором и собрать больше десятка самородочков. Самый большой из них потянул на 55 граммов. Весть о том, что при первой съемке с прибора был обнаружен 500-граммовый красавец, заставила меня лишь тяжко вздохнуть…

Опытные старатели могут рассказать сотни и сотни таких историй. Но людей, которые хотят добывать золото, у нас становится все меньше, и совсем не потому, что людям не нужны деньги. Это связано с тем, что по нашим законам добыча золота из непромышленных проявлений не предусмотрена и считается преступлением. Продать золото по закону тоже нельзя. Если полиция задержит, то будут большие неприятности. Народ у нас в основном законопослушный и не хочет нарушать законы. Тем более, что полиция у нас часто злая и жестокая.

Законно добывать золото можно только по договору с предприятием, которое имеет лицензию. Но золотодобывающих предприятий мало и расположены они далеко, большей частью в Магаданской области и Якутии. Чтобы поехать к ним, нужны деньги и время, но совсем не факт, что тебя возьмут на работу. Мне, чтобы законно работать, каждый год приходится заключать договора, и, без преувеличения, — это самое сложное в деле добычи золота. Большинство директоров не хотят пускать на свой участок посторонних, и их можно понять.

Конечно, золото можно найти и ближе. Я знаю множество хороших мест там, где промышленная добыча золота давно закончена и предприятий нет. Но это будет незаконно, так как заключить договор не с кем, а работая без договора, становишься по нашим законам преступником. Территория России огромная, золотодобывающие предприятия, все вместе, имеют лицензии на очень маленькую ее долю, наверное, на 0,01 %. Вся остальная территория оказывается недоступной. Как-то это неправильно!

Я с завистью читаю о том, как в других странах люди берут лоток или металлодетектор и свободно ищут золото рядом с домом или на любой свободной территории. Например, в Австралии лицензия на непромышленное старательство продается по Интернету всем желающим. Стоимость лицензии на 2 года — 1000 рублей (30 долларов). В лицензии указан регион работ (например, штат Виктория) и указаны ограничения: сельхозугодья, частные владения, земельные отводы горнодобывающих предприятий, а также перечень оборудования, которое может применяться для добычи золота (лоток, минидрага с соплом до 100 мм и т.п.).

Если бы и у нас в России была предусмотрена простая продажа лицензий на поиски и непромышленную добычу золота (как в Австралии), то каждый россиянин имел бы возможность дополнительного заработка в свободное время. Школьники и студенты смогли бы подработать в летние каникулы, пенсионеры за счет добычи золота имели добавку к своей маленькой пенсии. Так было раньше в России и в СССР. Старателем считался тот, кто в свободное от работы время подрабатывал добычей золота.

Насчет роста преступности из-за свободной добычи золота говорят, по-моему, зря. Если дать людям возможность зарабатывать, то преступлений будет меньше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Баннер